Feb. 4th, 2012

chert999: (kletchatyj)
1. Члены этого синдиката сидят в судах, в банках, в таможне, в налоговой полиции, в управлениях экспорта-импорта, в прокуратуре, полиции, ФСБ, в муниципальных и областных органах власти и т.д. При этом действуют согласовано, как и полагается в мафии. В вышедшей недавно в Нью-Йорке книге двух специалистов по уголовному праву Сергея Челухина и М. Хаберфельда «Русские коррупционные организованные сети и их международные маршруты» (2011) подробно описывается способ функционирования такого государственного синдиката. Например, сверхдорогие машины регистрируются таможней как гуманитарная помощь и, соответственно, выводятся из-под таможенных пошлин. Продаются через сеть криминальных дилерских контор, которым позволяют не платить налоги налоговые ведомства. Милиция и ФСБ отслеживают любые помехи и устраняет конкурентов, которых суды упекают в зону, банки отмывают деньги и т.д. Иными словами, мы имеем дело не с коррупцией, но именно с организованной преступностью колоссального масштаба. Речь тут идет, конечно, не о взятках. В конце концов, судья Данилкин – не коррумпированный взяточник, упекший подсудимого за деньги. Он выполнял предписанную ему роль в «организации». Каждый государственный орган выполняет свою криминальную роль. ФСБ, милиция и суды заняты устранением конкурентов, рэкетом, «стоят на стреме» или просто работают киллерами. То, что подмосковная прокуратура “курировала” сеть подпольных игорных домов – не просто курьез, но абсолютно системное явление. Особенность государственного криминального картеля заключается в его беспрецедентных размерах. То, что начиналось как крышевание бизнеса в девяностых, завершилось в нулевых полным перерождением всей государственной системы. На первых порах огосударствление организованной преступности воспринималось как позитивное явление. Сократилось количество варварских убийств и чудовищных разборок, паяльник перестал быть главным орудием бизнеса. Бизнесмены могли хоть немного расслабиться. Но роман уголовного государства с обществом был обречен на эфемерность. Как и в иных странах, знавших уголовщину «первоначального накопления капитала» (например, в США), общество, пройдя через симбиоз с уголовщиной, начинает требовать законности. Требование это связано среди прочего и с тем, что тесные связи с криминальным беспределом подрывают перспективы бизнеса.

2. По мнению некоторых обозревателей, глава миграционной службы фактически предлагает возродить в России средневековый колонат, известный в нашей истории как «крепостное право». Более того, право ФМС объявлять человека в розыск фактически отменяет презумпцию невиновности, а право выписывать граждан из их жилья в российских реалиях легко может превратиться в инструмент рейдерского захвата жилья, — отмечают наблюдатели.

Хотите голосовать за профессора Мориарти, господа фантасты? Да пожалуйста, это ваше право - и голосовать самим, и призывать других - ради "спокойствия и стабильности". Только потом не жалуйтесь, если вдруг окажетесь под прицелом бандитского государства, но ни Шерлока Холмса, ни инспектора Лестрейда не окажется на месте, чтобы прийти вам на помощь - в государстве профессора Мориарти именно с Холмсов и Лестрейдов начинают: одних приручают, играя на их низменных страстишках, а других сбрасывают в конвейерном режиме в Рейхенбахский водопад...

April 2017

S M T W T F S
      1
23 4567 8
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 10:53 pm
Powered by Dreamwidth Studios